Мозг и душа

Опубликовано: 1557 дней назад (16 августа 2013)
Рубрика: Без рубрики
0
Голосов: 0
В наши дни принципиально важные вопросы отношения мышления к бытию, духа к природе остаются одним из основных плацдармов борьбы материализма и идеализма, философии и религии. Решающий шаг к научному обоснованию идей о материальной природе психических процессов сделали выдающиеся отечественные физиологи И. М. Сеченов и И. П. Павлов, распространив учение об условных рефлексах на деятельность центральной нервной системы.


Успехи современного естествознания, в первую очередь нейрофизиологии, нейробиологии, психологии и психиатрии, объективно доказывают неразрывность психических и физиологических процессов. Поэтому ученые - материалисты термин «душа» употребляют в таком же значении, как и понятия «психическая деятельность», «сознание». Однако недостаточно полное и четкое понимание этих процессов людьми, не имеющими специальной подготовки, усиленно используется религией для обоснования и утверждения своих воззрений. Представители религии не раз обвиняли естественные науки в вульга¬ризации «священных тайн души», в стремлении свести их целиком к материи. Но такое обвинение неправомерно. Диалектический материализм действительно определяет сознание как свойство высокоорганизованной материи — мозга. И в то же время физиологические процессы, утверждают ученые-материалисты, хотя и являются материальной основой психики, ей не тождественны. Психическая деятельность основывается, но не сводится целиком к биохимическим превращениям и передаче биоэлектрических нервных импульсов. В сознании - и это очень существенный факт - отражается все, что происходит во внешнем мире и воспринимается нашими органами чувств.
УНИВЕРСАЛЬНЫЙ ЯЗЫК
Изучение специфических функций мозга современными методами разрушительно для идеалистических воззрений. И, тем не менее, даже сегодня ряд ученых, в том числе такой крупный исследователь, как лауреат Нобелевской премии Дж. Экклз, остается на позициях психофизиологического параллелизма — дуализма, полагая, что психическая деятельность осуществляется помимо и независимо от существования и функционирования мозга, являясь надматериальной категорией.
Какие же материальные процессы лежат в основе эмоций, чувств, душевных порывов? В этой статье мы расскажем, как отвечает на этот вопрос нейрофизиология, вооруженная современными методами исследования и с позиций материалистической философии осмысливающая новые факты.
О том, что деятельность нервных клеток сопровождается биоэлектрическими импульсами, стало известно еще в 1882 году, когда И. М. Сеченов впервые обнаружил «спонтанные разряды» в головном мозге. В 30-х годах нашего столетия австрийский ученый Г. Бергер разработал метод регистрации биоэлектрических потенциалов мозга человека, отводимых от поверхности головы особыми электродами, запись таких потенциалов была названа им электроэнцефалограммой (ЭЭГ). Работы Г. Бергера и жаркие дискуссии, вызванные его категорическими утверждениями, что ЭЭГ отражает ин¬тимные механизмы психической деятельности, ознаменовали начало господства электрофизиологических методов в изучении нервной системы.
Электрофизиологический подход преобладал в нейробиологии на протяжении более 40 лет. в значительной степени на основе полученных такими методами экспериментальных фактов были выяснены некоторые общие и частные вопросы-жизнедеятельности как отдельных нервных клеток, так и мозга в целом, в частности, были познаны механизмы проведения импульсов по нервным волокнам, процессы передачи нервных возбуждений, биофизические основы физиологической активности нервной клетки.
Те же методики были использованы и для экспериментального изучения функционирования целостного мозга и психических заболеваний. Например, академик М. И. Ливанов и его сотрудники выясняли роль пространственной синхронизации биопотенциалов мозга в механизмах психических процессов. Н. П. Бехтерева показала, что в импульсной активности популяций нервных клеток отражаются как звуковые, так и смысловые характеристики человеческой речи.
Методы электрофизиологии прочно вошли в повседневную практику медицины и сегодня широко используются в неврологической и психиатрической клинике. Например, с их помощью можно быстро, точно и без вреда для организма определять локализацию различных очаговых поражений ткани мозга (кровоизлияния, опухоли).
Сейчас не вызывает сомнения, что генерация электрических потенциалов является поистине универсальным свойством любых живых систем. Биоэлектрические феномены сопровождают все явления в любой ткани, в том числе и в нервной.
И все же электрофизиология оказалась не в состоянии ответить на основной вопрос — как работает и что может наш мозг?
В середине столетия стало очевидно, что одновременно с биоэлектрическими свойствами мозга можно и нужно изучать его молекулярную организацию.
Неудивительно, что наибольшие успехи в развитии наших представлений о мозге связаны, прежде всего, с достижениями в области нейрохимии и новой отрасли знания — молекулярной нейробиологии. Именно это направление И.П. Павлов называл последней и наивысшей ступенью в развитии науки о мозге.
Основываясь на экспериментальных данных молекулярной нейробиологии, можно с полным правом утверждать, что мозг, как любой другой объект живой природы, - это в первую очередь сложнейший «метаболический реактор», в клетках которого одновременно осуществляются десятки и сотни тысяч сопряженных взаиморегулируемых биологических реакций. Это значит, что функционирование мозга основывается на своеобразной последовательности метаболических процессов, в ходе которых происходят поразительно сложные превращения молекул. Принципиально важно, что такие превращения теснейшим образом связаны с биофизическими процессами, прежде всего с генерацией биоэлектрических импульсов. Синтез информационных макромолекул нуклеиновых кислот и белков в отдельных нервных клетках сопровождается образованием в них биопотенциалов: активнее синтез - больше импульсов и наоборот. Обнаружено также изменение белкового спектра нервных клеток в зависимости от характера их биоэлектрической активности.
Иными словами, «священные тайны души», в какой бы форме они ни проявлялись, опираются на вполне конкретные физико-химические реакции, протекающие в миллиардах нервных клеток мозга.
МОЛЕКУЛЫ БЕЛКА И ПСИХИЧЕСКИЕ ФУНКЦИИ
Напомним, что в молекулярной структуре мозга важнейшее место занимают нуклеиновые кислоты - ДНК и РНК, белки и ближайшие их «родственники»— олигопептиды, отличающиеся от них прежде всего меньшими размерами своих молекул. Информационная емкость всех названных молекул, то есть возможность «записи», кодирования в их структуре любой биологически значимой информации, поистине огромна. Скажем, вся информация, получаемая человеком в течение жизни, может быть записана на сравнительно небольшой части одной (!) молекулы ДНК.
Роль нуклеиновых кислот в деятельности центральной нервной системы пока еще изучена недостаточно. Однако уже накопленные данные свидетельствуют, что эти кислоты имеют самое непосредственное отношение к обеспечению психической деятельности мозга.
Не менее важны белковые молекулы, о чем говорит хотя бы их количество: в одной нервной клетке содержится более 300 тысяч различных видов белков! Не исключено, что именно белковые молекулы в процессе их превращений являются главными материальными факторами, обеспечивающими на молекулярном уровне психические функции мозга – память, внимание, мышление, эмоции и т. д. А ключевая роль в организации специфических функций нервной системы принадлежит, по-видимому, особой группе белков, синтезируемых исключительно клетками ткани мозга — мозгоспецифическими белками (МСБ).
В эксперименте на животных установлено, что особенности поведения некоторых чистопородных линий и отдельных особей четко соответствуют количеству определенных МСБ в клетках их мозга. Если искусственно изменить содержание МСБ в мозге, то эхо повлечет за собой существенные сдвиги в их поведении. Американскими исследователями проведены серии наблюдений на здоровых добровольцах, которым вводили белковый компонент, выделенный из крови больных шизофренией и содержащий антитела связывающие некоторые МСБ. В течение нескольких часов у всех испытуемых появились такие симптомы острого невроза, как галлюцинации, бред, изменилась и электрическая активность мозга. Спустя несколько суток эти симптомы постепенно исчезали, возможно, в связи с восстановлением нормального количества МСБ в клетках мозга
Наконец, экспериментально установлена зависимость между врожденными и приобретенными нарушениями обмена ряда МСБ и развитием таких серьезных заболеваний, как различные психозы, маниакально-депрессивные состояния, рассеянный склероз и т. д.
Несомненно, что иммунохимические методы точной количественной оценки изменений содержания МСБ в спинномозговой жидкости и в плазме крови сыграют революционизирующую роль в медицине, в первую в клинической психиатрии.
Биохимически близкий к белкам, класс олигопептидов функционально является совершенно особой группой соединений. Огромный интерес к ним был вызван экспериментами по так называемому переносу навыка. Причем, несмотря на многочисленные (более 200 сообщений из разных лабораторий мира) подтверждения этого феномена, результаты опытов не перестают оспаривать до сих пор слишком необычным, неожиданным и необъяснимым с точки зрения имевшихся представлений оказалось данное явление.
Суть «переноса навыка» сводится к следующему. У экспериментальных животных в течение определенного времени вырабатывали те или иные условные рефлексы (поведенческие акты), при этом в мозге накапливались какие-то легко экстрагируемые продукты небольшого молекулярного веса. Введение этих веществ в организм животных, не имеющих данного навыка, способствует появлению у них тех же форм поведения, что и у животных-доноров! И, как утверждают экспериментаторы, активным началом, обеспечивающим феномен «переноса навыка», оказываются специфические для каждого навыка олигопептиды (или их наборы), которые синтезируются и выделяются определенными группами клеток мозга. К настоящему времени установлена структура 8 из них, некоторые пептиды — индукторы оп¬ределенных форм поведения — уже искусственно синтезированы.
Следовательно, можно предположить, что и любые другие формы поведения, как приобретенные в результате индивидуального опыта, так и врожденные, а также основные психические состояния непосредственно связаны с обменом в ткани мозга белков и олигопептидов. Это еще одно доказательство того, что психическая деятельность мозга опирается во многом еще непонятные, но вполне материальные метаболические превращения различных соединений в нервной ткани.
Мозг, как любой другой объект живой природы, может работать при условии непрерывности сложнейших молекулярных процессов, протекающих в его клетках. Он функционирует и, когда мы бодрствуем, и когда мы спим.
Какие бы мысли нас ни занимали, какие бы эмоции ни владели нами, это всегда результат не божественного волеизъявления и предопределения, а итог ни на секунду не прерывающихся биохимических реакций, «разговора» нейронов на универсальном языке биоэлектрических импульсов. Точно так же неврологические и психические заболевания - это результат тех или иных нарушений в характере и интенсивности этих процессов, а не «божье наказание за грехи наши». Привязка «души» к материальному субстрату и возможность влияния на психическую деятельность имеют вполне зримое научное обоснование.
Отличия между психотерапевтом и психиатром | Психолог, психиатр и психоаналитик: кто они?
Комментарии (0)