В этой обстановке хирург Джон Сноу

Опубликовано: 970 дней назад (30 марта 2015)
0
Голосов: 0
В 1849 году на жителей трущоб в одном из районов Лондона свалилась божья кара: люди начали внезапно умирать. Все происходило столь мгновенно, что некоторые падали, не найдя в себе сил добраться до порога собственного дома, и тела их валялись на улице. Священники денно и нощно молили господа бога о снятии тяжкого наказания. Врачи и их помощники сбились с ног, оказывая помощь заболевшим и убирая трупы, но смерть продолжала страшную пляску. И невозможно было предсказать, кто станет ее очередной жертвой.

В этой обстановке хирург Джон Сноу занялся составлением карты округа Сохо между Пикадилли и Оксфордстрит, на которую точками нанес места проживания всех умерших во время эпидемии. Точки сгущались от краев к центру, достигая сплошной черноты в середине Брод-стрит. Джон Сноу поразмышлял над этим фактом, а потом пошел на Брод-стрит и отломал ручку у одной из водоразборных колонок, так что ею стало невозможно пользоваться. И болезнь исчезла. Чудо! Напомню, что это было сделано за 34 года до того, как Роберт Кох открыл вызывающий болезнь микроб — холерный вибрион.

«Чего же тут чудесного,— скажете вы,— колонка, очевидно, была источником холерных вибрионов, и прекращение пользования ею ликвидировало эпидемию». Обнаружение вибрионов отнюдь не исключило дальнейших чудес. В 1892 году Макс Петтенкофер, гигиенист из Мюнхена, выпил стакан культуры вибрионов совершенно сознательно, чтобы доказать абсурдность связи между микробами и холерой. Он пишет: «В одном кубическом сантиметре я, очевидно, принял миллиард этих внушающих страх микробов, но во всяком случае намного больше, чем это бывает при прикосновении к губам немытыми пальцами». Чтобы исключить вероятную гибель вибрионов в соляной кислоте желудочного сока, он развел культуру содой. Прошло три дня, у него появилась тошнота, но холерой он не заболел. Чудо!
Чудеса, созданные наукой | Не таков был характер Ильи Ильича Мечникова
Комментарии (0)